link18522 link18523 link18524 link18525 link18526 link18527 link18528 link18529 link18530 link18531 link18532 link18533 link18534 link18535 link18536 link18537 link18538 link18539 link18540 link18541 link18542 link18543 link18544 link18545 link18546 link18547 link18548 link18549 link18550 link18551 link18552 link18553 link18554 link18555 link18556 link18557 link18558 link18559 link18560 link18561 link18562 link18563 link18564 link18565 link18566 link18567 link18568 link18569 link18570 link18571 link18572 link18573 link18574 link18575 link18576 link18577 link18578 link18579 link18580 link18581 link18582 link18583 link18584 link18585 link18586 link18587 link18588 link18589 link18590 link18591 link18592 link18593 link18594 link18595 link18596 link18597 link18598 link18599 link18600 link18601 link18602 link18603 link18604 link18605 link18606 link18607 link18608 link18609 link18610 link18611 link18612 link18613 link18614 link18615 link18616 link18617 link18618 link18619 link18620 link18621 link18622 link18623 link18624 link18625 link18626 link18627 link18628 link18629 link18630 link18631 link18632 link18633 link18634 link18635 link18636 link18637 link18638 link18639 link18640 link18641 link18642 link18643 link18644 link18645 link18646 link18647 link18648 link18649 link18650 link18651 link18652 link18653 link18654 link18655 link18656 link18657 link18658 link18659 link18660 link18661 link18662 link18663 link18664 link18665 link18666 link18667 link18668
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ПУБЛИКАЦИИ

Итоги олимпиады: имидж России и имидж власти

Прошедшая в Ванкувере зимняя Олимпиада принесла России худшее место в истории. Разочарование болельщиков, оправдания спортсменов и при этом невозмутимость чиновников — всё это можно трактовать как коммуникативную кризисную ситуацию. Дмитрий Гавра, профессор, завкафедрой теории коммуникаций Санкт-Петербургского госуниверситета делится мнением, что следовало бы изменить.

«На тему Олимпиады и выступления российской команды в Ванкувере за истекшие недели уже сказано столько, что смельчаки, еще раз решившиеся поднимать эту тему, должны осознавать всю рискованность проекта. Но поскольку наш дискурс посвящен коммуникациям — политическим, государственным, имиджевым, то в этой печальной проблематике остались некоторые лакуны, о которых стоит сказать.

Разбор полетов начнем с вопросов, который, с моей точки зрения, так и не были поставлены правильным образом — «А что, собственно, произошло? Почему такой повальный стон стоит по всей земле Русской? Действительно ли результаты так несправедливы? Неужели у нас в остальном все хорошо, вот только в спорте — не очень?» И когда мы начнем искать ответ на эти вопросы, увидим сразу несколько смысловых полей. И часть из этих полей, очевидно, не имеет никакого отношения к спорту, но зато имеет прямое отношение, с одной стороны, к политике, с другой стороны, к имиджу. Вот об этих полях мы и поговорим.

Что, по большому имиджевому счету, случилось на Олимпиаде? Россия в целом как держава, в данном случае — спортивная держава, не выдержала независимой международной проверки в одной из важных для общественного мнения нашего населения сфер деятельности. При этом это та Россия, которой уже 10 лет руководит действующая команда топ-менеджеров.

Вот здесь нужно остановиться и подумать о том, что мы только что сказали. Население, избиратели получили важный негативный имиджевый сигнал. По факту это прямой повод к снижению имиджа всей конструкции действующего высшего менеджмента. Добавим к этому еще и эффект обманутых надежд, фантомные боли несбывшихся ожиданий, и мы вдруг поймем всю реальную опасность для репутации действующей власти того, что случилось на Олимпиаде.

11-е место по полученным медалям легко трансформируется в куда как более далекие рейтинговые места, если мы посчитаем удельные показатели. Например, количество медалей на 100 тысяч населения или количество медалей на 100 тысяч истраченных на подготовку олимпийской команды долларов. Эти примеры можно продолжать и дальше, и дальше, и дальше.

При всех искажающих факторах спорт, особенно комплексный олимпийский спорт — один из тех индикаторов, в которых наглядно отражаются сравнительные показатели эффективности функционирования разных государств. И здесь наши проблемы, увы, оказались очевидны даже обывателю. Связь здесь прямая — отстаем в спорте — отстаем в общей эффективности. А уж в удельной — отстаем принципиально. Так и никак иначе.

С моей точки зрения, наши специалисты по макрополитической коммуникации не в полной мере осознали те риски, которые могут быть порождены негативной эмоциональной волной, запущенной в Ванкувере. В добавлении к этому она наложилась на футбольные разочарования конца прошлого года, и теперь российский болельщик думает, за какую чужую страну ему болеть летом во время репортажей из Южной Африки. При он с болью наблюдает, как туда едут совсем маленькие страны — Россия не едет на чемпионат мира, а Кот-д’Ивуар — едет.

Когда у страны не хватает побед в реальной политике или экономике, тогда на помощь национальному духу способны приходить победы спортивные. Когда нет и их, остается только уповать на победы прошлые. Например, военные. Но на этом горючем нельзя ездить вечно.

Что же делать в имиджевом, коммуникативном плане? Первые шаги, как мы уже видим, сделаны, самые простые и ожидаемые. Показательные поиски и наказания виновных уже состоялись и будут продолжаться дальше. Меняются кадры, назначаются комиссии и, видимо, это правильно, поскольку массовое сознание в состоянии разочарования никогда не обходится без потребности в показательных казнях.

Но ведь нужны и стратегические выводы. На уровне организации и финансирования большого спорта — безусловно. На уровне кадровой политики — также. На уровне малого — массового спорта — в 10 раз важнее.

Но нельзя забывать и еще об одном стратегическом уровне. Это уровень государственной и медийной риторики. Необходимо, наконец, научиться разводить спорт и политику. А мы так и не научились этого делать. Спорт — это не война и не бескомпромиссная подобная боевому противостоянию конкуренция между государствами. Или, как это было в прошлом, между социальными системами. Это соревнование конкретных молодых людей, как, кстати, и «Евровидение».

Кто и почему сказал, что Россия обязана выиграть в пресловутом медальном зачете сочинскую Олимпиаду? Это принципиально неправильная задача, возвращающая нас в старые времена блокового противостояния. Те, кто постарше, помнят, как в сталинские времена наказывали футболистов, проигравших враждебной Югославии. Помнят и о том, как в конце 60-начале 70-х годов чехословацкие хоккеисты как на последний бой выходили играть со сборной СССР, после того как советские танки в 1968 году оказались на улицах Праги. Разве такого мы ждем от спорта в 21 веке?

Это плохо, это неправильно. Потому что побеждать в спорте могут только два типа государств. Либо тоталитарные, которые концентрируют ресурсы и используют фактор страха — примеры тому известны в 20 веке, да и китайский спорт налит из того же сосуда. Либо побеждать в спорте могут те страны, в которых спортивные успехи — это производная от высокого качества жизни. От первого берега Россия уже отплыла, и нечего больше смотреть туда с ностальгией, а вот ко второму надо грести. И роль власти здесь, как нигде, велика.

Так должны ли мы выиграть сочинскую Олимпиаду? Должны. Должны хотя бы попробовать. Только в другом — в качестве сервиса, в количестве и качестве волонтеров, в устремленности в будущее концепции проведения Игр, в чистоте и антидопинговой прозрачности соревнований, в конце концов, в открытости и дружелюбии, так присущих нашему национальному характеру. Вот так и надо ставить задачи и вокруг этого организовывать коммуникации и имиджевую деятельность. Эти победы вполне нам по силам. А будут победы, значит, будет имидж и у власти.

При подготовке к Сочи-2014 наш лозунг должен быть не «Победа в медальном зачете», а придумывание и воплощение в жизнь лучшей зимней Олимпиады, которая только возможна в 21 веке — самой удобной, самой уютной, самой открытой, самой технологичной, самой экологичной. Желающие могут продолжить этот список сами. Пускай наш лозунг будет «А попробуйте догнать Россию в том, как она сделала Олимпиаду».

statebrand.ru
(19.03.2010)

ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ

Глава SPN Communications о кризисе в PR и молодых специалистах

Что происходит с PR-отраслью в сложной экономической ситуации, как меняется индустрия и кто выигрывает в период сокращения коммуникационных бюджетов?

На вопросы PR-files отвечает Михаил Умаров, генеральный директор агентства Comunica.

Руководитель направления «PR и Продвижение» Фонда «Форум инноваций» в интервью PR-files об опыте и особенностях коммуникационной кампании Московского международного форума «Открытые инновации»