link14800 link14801 link14802 link14803 link14804 link14805 link14806 link14807 link14808 link14809 link14810 link14811 link14812 link14813 link14814 link14815 link14816 link14817 link14818 link14819 link14820 link14821 link14822 link14823 link14824 link14825 link14826 link14827 link14828 link14829 link14830 link14831 link14832 link14833 link14834 link14835 link14836 link14837 link14838 link14839 link14840 link14841 link14842 link14843 link14844 link14845 link14846 link14847 link14848 link14849 link14850 link14851 link14852 link14853 link14854 link14855 link14856 link14857 link14858 link14859 link14860 link14861 link14862 link14863 link14864 link14865 link14866 link14867 link14868 link14869 link14870 link14871 link14872 link14873 link14874 link14875 link14876 link14877 link14878 link14879 link14880 link14881 link14882 link14883 link14884 link14885 link14886 link14887 link14888 link14889 link14890 link14891 link14892 link14893 link14894 link14895 link14896 link14897 link14898 link14899 link14900 link14901 link14902 link14903 link14904 link14905 link14906 link14907 link14908 link14909 link14910 link14911 link14912 link14913 link14914 link14915 link14916 link14917 link14918 link14919 link14920 link14921 link14922 link14923 link14924 link14925 link14926 link14927 link14928 link14929 link14930 link14931 link14932 link14933 link14934 link14935 link14936 link14937 link14938 link14939 link14940 link14941 link14942 link14943 link14944 link14945 link14946 link14947
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ПУБЛИКАЦИИ

Идёт война медийная…

Никогда не мог понять, почему грузино-осетинское противостояние, длящееся уже девятнадцать лет, политики называют по сути скромным и не к месту подобранным словом «конфликт»? Почему не более конкретным и точным словом «война»?

Ведь если отбросить все дипломатические заморочки, все это время с Грузией мы находимся именно в состоянии войны. Та же, скажем, Столетняя война ведь тоже была соткана не из ежедневных битв и сражений. Активная фаза после 1992 года наступала периодически, где особняком стоят лето 2004 года и, безусловно, август, текущего, 2008. Но ведь все остальное время, все эти тяжелые годы «мирного сосуществования» перманентно активизация вспыхивала, люди отнюдь не отложили свои автоматы, участились теракты, периодически продолжало гибнуть и мирное население, особенно в отдаленных селах. И не только от пуль. У многих людей попросту не выдержали нервы от постоянного давления, которое продолжается кажется не только днем, но и ночью, от всевозможной бомбардировки сознания и постоянного нагнетания обстановки.

Разве эти люди не жертвы войны? Политологи называют войной одну из стадий конфликта, но мы находимся в состоянии войны с Грузией постоянно, и даже если взрывы и выстрелы не гремят, информационная война не прекращается не на секунду.

Сегодня на СМИ вообще возложена огромная, если не главенствующая роль в мировом переделе. Именно журналисты, по сути, могут, как разослать народы по баррикадам, так и усадить их за один стол и поднимать бокалы за здравие. Нашей отечественной войне также предшествовала сначала информационная агрессия, которая началась раньше ноября 1989 года.

Именно через СМИ изначально всячески промывалось и полоскалось (что происходит и по сей день) массовое сознание. Население Грузии, подготавливалось морально, что агрессия против Южной Осетии это, по сути, необходимость. Именно СМИ повесили на предстоящую аннексию ярлык «священной войны», и именно благодаря грузинским СМИ в Грузии до сих пор практически никто не знает правду о творившихся и творящихся ужасах в Южной Осетии.

Сегодняшний век — это век информационных войн. Реальная действительность для нас, современных людей, давно перестала быть тем, чем была для наших дедов и бабушек, которые жили в деревне или маленьком городе и все знали по собственному опыту — как печется хлеб, как строится дом, как делается вино, какой в этом году будет урожай, что представляют собой местные начальники и каковы их предпочтения, сколько в округе было совершено краж и убийств. Над своим миром наши предки имели, так сказать, личный информационный контроль. Никто не мог заставить их искренне поверить в то, что такой-то их бывший сосед, выбившийся в большие люди, всю жизнь был просто праведником, если они точно знали, что этот сосед, скажем, дважды женился по расчету, да к тому же несколько раз проворовался, когда работал сельским бухгалтером. И так же совершенно невозможно было убедить людей в том, что уважаемый человек, который всю жизнь тянул лямку, как мог, у всех на глазах — на самом деле закоренелый преступник, убийца и извращенец.

Теперь другое время. Сегодня информационная картина мира куда меньше зависит от обычной жизни, которую можно увидеть своими глазами, пощупать руками и оценить по надежному личному опыту. Мир намотан на катушку телевизионной видеопленки, записан на компьютерном диске, передается по оптоволоконным проводам на тысячи километров. Близкое стало далеким, а далекое близким. Мы плохо знаем, что делают соседи, но можем быть очень хорошо информированы, например, об эпидемии чумы на Мадагаскаре. Потому что такой сюжет вчера был в вечерних теленовостях. Или о том, что в неком городе Кукуево во время выборов городского головы на избирательном участке №3 пришли какие-то бритоголовые парни и украли избирательные бюллетени. И просто нет события в нашей жизни важнее, чем это.

Читатель-зритель, сам того не подозревая, оказывается вовлеченным в представления, которые для него подготовили где-то очень далеко. Например, в Америке. Нас интересует та часть картины мира, которая влияет на социальные настроения и политический выбор людей. И эти авторы картины, как говорил Чапаев, руководят процессом «в мировом масштабе».

Это раньше в старые добрые времена информацию публике доставал журналист, репортер — человек романтической профессии (сигарета или курительная трубка, блокнот в кармане кожаной куртки, фотоаппарат «Лейка»). Помните даже песня была: «трое суток не спать… шагать… ради нескольких строчек в газете». Сегодня, конечно, кто-то тоже не спит и шагает, добывает сведения о том, что происходит на самом деле. Но в последние десятилетия среди тех, кто создает информационную картину мира, появились новые персонажи, новые технологии, новые понятия. К примеру, такое как «public relations», или сокращенно «PR» (паблик релейшенз, пиар) — работа по связям с общественностью, а точнее — по обработке общественного мнения.

На каждый объект, будь то человек, вещь или социальная структура, можно посмотреть по-разному, а PR нужен, чтобы общественность смотрела с определенной — выгодной, выигрышной для заказчика PR-кампаний точки зрения. Или, наоборот, с самой невыгодной, если объект надо очернить — это антипиар или “черный пиар”, о котором все узнают во время избирательных кампаний. Одним словом, верчение и кружение массового сознания.

Абсолютный мировой лидер во всем, что связано с технологиями воздействия на массовое сознание — это, естественно, США. От производства фильмов в Голливуде и возвеличивании искусственной нации, до «черного пиара» в отношении других стран и их лидеров, которые кажутся Америке неприятными, неудобными, непокорными. Яркий пример, с кем ведет информационную войну Америка, несмотря на внешнее дружелюбие, это Россия.

К примеру, мало кто знает, что когда на севере Франции, в Нормандии, состоялись торжества по случаю очередной годовщины высадки союзников по антигитлеровской коалиции, открыв тем самым «второй фронт» (первый по-прежнему держал СССР). Гости — главы государств собрались на торжественную церемонию, подняли национальные флаги. Ни российского, как впрочем, и украинского флагов нет. С главной речью выступает президент Буш: «Мы победили Гитлера вместе с нашими союзниками: британцами, французами, поляками, чехами…». Так он перечислял и дошел даже до эстонцев. О русских, украинцах, белорусах Буш сказал что-то вроде «и другие народы нам помогали».

Вот он — пиар, постепенная подготовка массового сознания. Будущее поколение не должно помнить, что войну выиграл, по сути, Советский Союз, что Америка и иже с ней присоединились, когда дело, можно сказать, было уже сделано. И это только небольшой пример. Кстати, результаты этого направления пиара уже на лицо! Каждый год Голливуд выпускает все новые и новые суперфильмы о борьбе против фашизма, «блокбастеры» — «Спасение рядового Райана», «Тонкая красная линия», из которых явственно следует, что единственные настоящие победители — Америка и ее солдаты. Хотите проверить реализацию этой пиар-кампании? Спросите своего малыша, кого он знает из героев ВОВ. Он назовет, скорее всего, скажем, не Александра Матросова, а того же рядового Райана. Сегодня побеждает пиар, приходящий с DVD-диска или телевизионного экрана.

К чему такая большая преамбула? Выстояв в вооруженном противостоянии все эти годы, мы терпим поражения в войне информационной. Причем так повелось с самого начала грузинской агрессии. А между тем стратегически важное направление — это именно информационный пиар. И если в российском информационном пространстве, в основном благодаря трезвому взгляду и поддержке российских как телевизиощиков, так и газетчиков, дела не так плохи, то в направлении с «остальным миром» положение вообще никакое.

Кровавый август 2008 явственно показал, что делать погоду в российских СМИ это полдела. Важно как на то или иное действо отреагирует Запад, тем более, что он сам постоянно ищет подходящий момент и планомерно наступает на Россию. А последняя безумная агрессия со стороны Грузии показала, что даже такая мощная информационная машина как российская с трудом противостояла западному PR.

И только благодаря наличию убийственной правды, а также различного рода политико-экономическим рычагам России, ситуацию с трудом удалось несколько выправить. Хотя, поначалу, информационная война была, казалось, проиграна Западу вчистую. Но и сейчас противостояние на информационном поле далеко не закончено. Россия только лишь поколебала чашу весов в свою сторону и видимо дальнейшее грузино-осетинское противостояние (читай американо-российское), не считая фактически неизбежных провокаций со стороны Грузии, будет проходить именно в рамках информационной войны. А потому, основные усилия, помимо военной составляющей, надо сосредоточить именно на этом фронте.

В этом аспекте уместно вспомнить известное изречение о надежде на Бога и своих деяниях. Юго-осетинская журналистика уже не первый год работает по сути дела на износ (это, кстати, пожалуй, единственное направление в Южной Осетии к которому должно быть меньше всего нареканий). Но даже при полной отдаче мы не можем тягаться с грузинскими СМИ, как по численности, так и по финансовой подпитке. Хотя зачастую дело даже не столько в материальной платформе югоосетинских масс-медиа (хотя это одно из серьезных направлений в осуществлении пиара), или технической оснащенности (и здесь худо-бедно справляемся), сколько в отсутствии необходимого количества добротных журналистских кадров.

Наше единственное оружия — правда. Мы не кривим душой, когда пишем или говорим о том или ином произошедшем событии. Но как показывает новейшая история, правда сейчас легко обыгрывается, и через СМИ проводится и создается то мнение, которое необходимо. Через телевидение и газеты можно оправдать любой ляп, любую агрессию. Не идёт работа, по сути, и во внутренней политике. Пропаганда, воспитание нового поколения. Мы не раз проводили опросы в школах. Достаточное количество учащихся смутно представляют себе новейшую историю нашего народа. Причины грузинской агрессии. Пропагандистская работа подчистую провалена. Редко кто из поросли может назвать, скажем, десять фамилий ребят, которые в 1989-1992 гг. отдали свои жизни непосредственно в боях за наш Ирыстон.

Об этой проблеме надо не просто говорить, а даже кричать. Наша беспечность может дорогого стоить. Вспомните, что мы знаем о геноциде 20-х годов прошлого столетия? И эти пробелы — далеко не вина средств массовой информации. Это всенародная проблема. Все эти годы мы не извлекали уроков. Последняя агрессия, дала нам еще один шанс осознать ошибки и приступить к идеологическому труду. Подготовить, наконец, хотя бы учебник по новейшей истории Южной Осетии и запустить его в общеобразовательный процесс.

В широком понятии мы, безусловно, проигрываем в информационном аспекте на протяжении всех лет. И дело не только в оперативности освещения очередной грузинской провокации с применением стрелкового оружия. Вспомним, к примеру, как мы упустили нашу духовную реликвию Оконский Триптих. Это тоже фактическое поражение на информационном поле. И таких примеров, к сожалению, не мало. В современном мире все взаимосвязано.

Тем не менее, обвинять в «информационном проигрыше» югоосетинские СМИ было бы просто нечестно. Потому что и информационный Комитет и все три республиканские газеты, как раз таки из кожи вон лезут. Это более масштабная проблема связанная как с внутренней, так и с внешней политикой, а также с экономической составляющей. Мы как бы отдали на откуп информационное поле нашим противникам. Откуда Западу черпать информацию? Только из грузинских источников. Поэтому и идет практически игра в одни ворота.

К примеру, у нас на сегодня фактически нет ни одного добротного с ежедневным обновлением англоязычного интернет-сайта. Есть попытки (к примеру, сайт все того же Комитета по информации и печати), но ликвидировать этот пробел перманентными вкраплениями невозможно. Для ведения серьезной информационной войны нужны и серьезные финансовые вливания. А не полагаться только на сознательность и энтузиазм осетинских журналистов, которые в таких условиях работают уже почти второй десяток лет. Пиар нужно поставить, если хотите, на государственный уровень, потому что внешняя политика требует серьезного отношения. И если мы не можем взять числом, надо брать как на поле битвы умением. Новые технологии позволяют произвести подобную замену.

И если есть необходимость, а она есть, нужно пригласить профессиональных пиарщиков. Причем по возможности не одного, а даже группу. И не нужно бояться этого слова. Потому что это понятие стало частью нашей жизни...

Автор: Сергей Остаев
Источник: Юго-Осетинская газета "Республика"

(26.11.2008)

ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ

Глава SPN Communications о кризисе в PR и молодых специалистах

Что происходит с PR-отраслью в сложной экономической ситуации, как меняется индустрия и кто выигрывает в период сокращения коммуникационных бюджетов?

На вопросы PR-files отвечает Михаил Умаров, генеральный директор агентства Comunica.

Руководитель направления «PR и Продвижение» Фонда «Форум инноваций» в интервью PR-files об опыте и особенностях коммуникационной кампании Московского международного форума «Открытые инновации»