link18648 link18649 link18650 link18651 link18652 link18653 link18654 link18655 link18656 link18657 link18658 link18659 link18660 link18661 link18662 link18663 link18664 link18665 link18666 link18667 link18668 link18669 link18670 link18671 link18672 link18673 link18674 link18675 link18676 link18677 link18678 link18679 link18680 link18681 link18682 link18683 link18684 link18685 link18686 link18687 link18688 link18689 link18690 link18691 link18692 link18693 link18694 link18695 link18696 link18697 link18698 link18699 link18700 link18701 link18702 link18703 link18704 link18705 link18706 link18707 link18708 link18709 link18710 link18711 link18712 link18713 link18714 link18715 link18716 link18717 link18718 link18719 link18720 link18721 link18722 link18723 link18724 link18725 link18726 link18727 link18728 link18729 link18730 link18731 link18732 link18733 link18734 link18735 link18736 link18737 link18738 link18739 link18740 link18741 link18742 link18743 link18744 link18745 link18746 link18747 link18748 link18749 link18750 link18751 link18752 link18753 link18754 link18755 link18756 link18757 link18758 link18759 link18760 link18761 link18762 link18763 link18764 link18765 link18766 link18767 link18768 link18769 link18770 link18771 link18772 link18773 link18774 link18775 link18776 link18777 link18778 link18779 link18780 link18781 link18782 link18783 link18784 link18785 link18786 link18787 link18788 link18789 link18790 link18791 link18792 link18793 link18794 link18795
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ПУБЛИКАЦИИ

PR в ФСБ

Автор: Большунов Павел Юрьевич, начальник группы общественных связей УФСБ по Воронежской области PR в ФСБ

1. ВВЕДЕНИЕ

В конце XX — начале XXI века человечество вступило в информационную фазу своего развития. Теперь любая государственная организация, даже «закрытого» типа, взаимодействует с внешней средой или с наиболее активными её компонентами. От конструктивности этого взаимодействия во многом зависят успехи и поражения каждой госструктуры, так как внешние контактные аудитории, в составе которых живет, трудится, сотрудничает и конфликтует общественность, либо способствуют, либо препятствуют достижению поставленных ею целей. Современный опыт подтверждает, что организаций, у которых нет коммуникационных проблем и необходимости их профессионального разрешения, уже не существует.
Коммуникацией надо управлять. Под управлением обычно понимают целенаправленное регулирующее воздействие на объект. Один из основоположников теории менеджмента А. Файоль характеризовал функцию управления следующим образом: предвидеть, организовывать, руководить, координировать, контролировать. Ведь современный человек зачастую воспринимает события не в их реальном виде, а в том виде, в котором эти события представлены средствами массовой коммуникации. Это создает угрозу манипулирования мнением и поведением, как отдельной личности, так и социальных групп и общества в целом. В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации отмечается, что наиболее опасными в сфере внутренней политики являются угрозы, связанные с распространением дезинформации о деятельности федеральных органов государственной власти.
Успешность деятельности органа государственной власти во многом определяется его имиджем. Например, активное содействие населения органам ФСБ России, приток квалифицированных кадров возможны только тогда, когда существует положительное восприятие деятельности органов безопасности в обществе. Бывший начальник Центра общественных связей ФСБ России  А. А. Зданович как-то сказал, что в ходе информационно-пропагандистской работы главное — «всегда наготове держать язык за зубами». То есть в ходе диалога с обществом нужно учитывать специфику. Особенности оперативно-служебной деятельности накладывают ограничение на распространение информации исходя из требований конспирации (конечно, не доведенной до абсурда), соблюдение которой касается и офицеров по связям с общественностью. Поэтому, отвечая за выходную информацию, они всегда находятся между двух огней: потребностью СМИ в получении правдивой и полной информации и желанием ФСБ сохранить гостайну и не расшифровать свои оперативные замыслы, силы и средства. Разумеется, решение принимается по принципу «золотой середины» с учетом всех мнений. В ФСБ понимают, что люди хотят знать, чем занимается их спецслужба, насколько успешно она противостоит преступным посягательствам. Именно поэтому работа по линии общественных связей в нашей структуре — это во многом компромисс с действительностью, так как организация в принципе никогда не нуждалась в рекламе своих достижений. Но в настоящее время информирование граждан, исходя из интересов государства и общества, — абсолютная потребность времени. Ведь эффективность деятельности органов безопасности, как и любой другой силовой структуры во многом определяется уровнем общественной поддержки. При этом ФСБ никогда не ставила задачу добиться всеобщей любви, она лишь стремится достичь взаимопонимания с населением страны и непредвзятого к себе отношения. Практически вся деятельность ФСБ является необычной с точки зрения простого обывателя. Все знают, что в соответствии с Законом об оперативно-розыскной деятельности государство доверило спецслужбам право в какой-то мере ограничивать права и свободы граждан. Скрытые от постороннего глаза формы и методы работы могут вызвать спорное, иногда даже негативное восприятие, нужна объективность. В этой связи ФСБ необходимы поддержка и понимание граждан, которые должны понимать и прочувствовать, что это надежная, оберегающая их покой структура, которой следует помогать бороться с преступностью. При этом никто из чекистов не ждет фальшивой похвальбы или приукрашивания достижений.
По мнению В. Рубанова (в 1991-1992 гг. руководитель Аналитического управления КГБ СССР), «каким бы мастерством не обладали оперативные сотрудники, успех оперативно-служебной деятельности в значительной мере определяется общей политико-психологической ситуацией и моральным климатом в стране, а также уровнем доверия населения к органам безопасности. Объективно трудно вести оперативную работу в условиях общего низкого доверия общества к власти как таковой и к органам безопасности в частности. Также и сами будущие сотрудники, если у них есть какой-нибудь равноценный выбор, не станут работать в организации, из-за имиджа которой их осуждают окружающие».[1] Таким образом, важное место в информационной деятельности этого органа государственной власти занимает работа по формированию своего положительного образа.
В 90-ее гг. прошлого века в России произошло падение авторитета органов безопасности. Прикрываясь односторонне трактуемым понятием «свобода слова», многие СМИ регулярно публиковали не соответствующие или искажающие действительность материалы, формирующие отрицательный образ ФСБ России. Нередко такие материалы инициировались политическими силами, не заинтересованными в укреплении российской государственности и преследующими свои узкокорпоративные цели. В современных условиях приходится учитывать, что привлечь СМИ к ответственности за распространение недостоверных материалов очень сложно. В Российской Федерации согласно действующему законодательству цензура в любой форме запрещена (статья 3 «Закона о СМИ» «Недопустимость цензуры»), также как и любое вмешательство в деятельность СМИ (ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов»). Ставить вопрос о привлечении журналиста (редакции) к ответственности можно только после выхода материала исключительно в судебном порядке по статьям 129 («Клевета») и 130 («Оскорбление») УК РФ, либо по статье 152 («Защита чести, достоинства и деловой репутации») Гражданского кодекса Российской Федерации. В данном контексте ФСБ России приходится не просто формировать свой положительный образ, но и в целях нейтрализации негативных информационных воздействий недоброжелателей создавать собственные мощные «информационные потоки», в первую очередь, путем производства (или инициирования) массовой информационной продукции, ведения пропагандистской и контрпропагандистской деятельности, а также применения PR-технологий.
Функция общественных связей призвана удовлетворять коммуникационную потребность в сплочении вокруг организации об?щественности, а также потребность в эффективной обра?тной связи (ФСБ — не исключение). Отсутствие этой важной функции, либо некачественное ее исполнение приводит к серьезным проблемам.
В качестве характерного негативного примера можно вспомнить ситуа?цию с реакцией общественного мнения и прессы на события в Чечне в первую кампанию. Не располагая достаточной и адекватной информа?цией, необходимой для формирования относительно ус?тойчивого отношения к дудаевскому режиму и к возмож?ной жесткой военной акции, большинство средств массо?вой коммуникации и население не поддержали избранную правительством форму «наведения конституционного порядка в одном из регионов Российской Федерации». Рассматривая ситуацию, предшествующую началу первой военной операции в Чечне, эксперты отмечали крайний дефицит информации о событиях в этой республике со стороны органов власти. «С сентября 1994 г. — писал политолог Эмиль Паин — над „чеченской сценой“ российской политики опус?тилась плотная завеса тайны. Аналитический центр пере?стал получать какие-либо поручения по всему спектру связанных с этой политикой вопросов, сузились и каналы получаемой им информации. Соответственно завеса тайны накрыла и средства массовой информации…». [2] Совсем иначе готовил Белый дом общественность США к началу операции «Буря в пустыне». На протяжении значительного отрезка времени все основные средства массовой информации США анализировали и «живописали» сложившуюся в Кувейте ситуацию, прогнозировали варианты выхода из кризиса, готовили общественное мнение к необходимости военного вмешательства. Различны подходы к решению коммуникационных проблем и у армейского руководства США и России. По?бывавший в Чечне бывший заведующий мос?ковским бюро газеты «Нью-Йорк Таймс» С. Эрлангер высказывал свое мнение по данному вопросу: «В Америке военные воспринимают СМИ как неизбежное, но необходимое зло. Армия нас не любит, но понимает, что воевать без журналистов не может, и пытается нами манипулировать с помощью брифингов, организованных поездок с нарочито оптимистической информацией. Во время операции „Буря в пустыне“ ар?мейские чины были очень недовольны тем, что многие журналисты, добывая правдивую информацию, действо?вали сами на свой страх и риск. Но были все-таки вынуж?дены оказывать нам определенное содействие. В отличие от наших военных российская армия не оказывает журналистам никакой помощи. Она по тради?ции агрессивно настроена против СМИ. А заявления пра?вительственного пресс-центра оказались столь откровен?но лживы, что даже ребенок им не поверит… Военные не попытались продумать политику в отношении прессы» [3].
Без опоры на СМИ и граждан усилия органов государственной власти по управлению и преобразованию общества и государства бесперспективны. Опыт работы в Управлении ФСБ России по Воронежской области подтверждает правильность этой стратегической составляющей власти.
Секретная работа спецслужб продолжает интриговать внимание граждан. Пытливые люди хотят знать все: как делается «кухня», за кем следят, на каком основании, какими методами и когда органы вмешиваются в чужую частную жизнь, что скрывается за кулисами тех или иных политических событий и т.д. Многие, чаще безосновательно, примеряют к себе интерес органов безопасности, мучаются сомнениями: «Прослушивается ли мой телефон?», «Мне кажется, что за мной следят», «В нашей туристической группе наверняка кто-то из Серого дома», «Их агенты везде». Характерно, что любое утверждение на эту тему явно или в контексте изобилует средствами субъективной модальности, звучит туманно и расплывчато. Ни один человек твердо не уверен в сказанном. Единственное, в чем у всех есть твердая уверенность, что «уши и глаза ФСБ» невидимы или, в крайнем случае, прозрачны. Что, в принципе резонно. Создается впечатление, что ФСБ держит жизнь под контролем, имеет на всех компрометирующие досье, которые лежат мертвым грузом лишь до поры до времени. Всем знакомы защитные реакции: «Это не телефонный разговор», «Не пиши в письме, все равно ТАМ вскроют», «У них длинные руки» и т.п. Таковы стереотипы. Разрушать некоторые из них, доходчиво объяснять сомневающимся и интересующимся, что представляет собой Федеральная служба безопасности, в чем ее компетенция, какие события в регионе и за его пределами произошли с участием контрразведки, на решение каких острых проблем, имеющих отношение к обеспечению государственной безопасности, расходуются средства налогоплательщиков — прямая обязанность структур по связям с общественностью ФСБ России.
В рамках данной работы основное внимание мы уделим компонентам содержания указанной профессиональной деятельности, направленной на достижение эффективной коммуникации между госструктурой (в данном случае ФСБ) и ее внешней средой, а также проблемам формирования имиджа ФСБ России силами подразделений общественных связей как органа государственной власти.
Скачать всю статью

Источник: www.regionpr.ru

(14.08.2007)

ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ

Глава SPN Communications о кризисе в PR и молодых специалистах

Что происходит с PR-отраслью в сложной экономической ситуации, как меняется индустрия и кто выигрывает в период сокращения коммуникационных бюджетов?

На вопросы PR-files отвечает Михаил Умаров, генеральный директор агентства Comunica.

Руководитель направления «PR и Продвижение» Фонда «Форум инноваций» в интервью PR-files об опыте и особенностях коммуникационной кампании Московского международного форума «Открытые инновации»