link7696 link7697 link7698 link7699 link7700 link7701 link7702 link7703 link7704 link7705 link7706 link7707 link7708 link7709 link7710 link7711 link7712 link7713 link7714 link7715 link7716 link7717 link7718 link7719 link7720 link7721 link7722 link7723 link7724 link7725 link7726 link7727 link7728 link7729 link7730 link7731 link7732 link7733 link7734 link7735 link7736 link7737 link7738 link7739 link7740 link7741 link7742 link7743 link7744 link7745 link7746 link7747 link7748 link7749 link7750 link7751 link7752 link7753 link7754 link7755 link7756 link7757 link7758 link7759 link7760 link7761 link7762 link7763 link7764 link7765 link7766 link7767 link7768 link7769 link7770 link7771 link7772 link7773 link7774 link7775 link7776 link7777 link7778 link7779 link7780 link7781 link7782 link7783 link7784 link7785 link7786 link7787 link7788 link7789 link7790 link7791 link7792 link7793 link7794 link7795 link7796 link7797 link7798 link7799 link7800 link7801 link7802 link7803 link7804 link7805 link7806 link7807 link7808 link7809 link7810 link7811 link7812 link7813 link7814 link7815 link7816 link7817 link7818 link7819 link7820 link7821 link7822 link7823 link7824 link7825 link7826 link7827 link7828 link7829 link7830 link7831 link7832 link7833 link7834 link7835 link7836 link7837 link7838 link7839 link7840 link7841 link7842 link7843
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ПУБЛИКАЦИИ

На лицо ужасные, добрые внутри

Российское руководство проиграло информационную войну в мире, безоговорочно победив в пропагандистской кампании внутри страны. К противостоянию в международном медиапространстве Грузия оказалась подготовленной в разы лучше. В причинах и следствиях разбирался The New Times.

Война в Южной Осетии показала, что ни президент Дмитрий Медведев, ни премьер-министр Владимир Путин оказались не готовы к полномасштабной информационной войне. Результаты исследований ВЦИОМа и «Левада-Центра», проведенные сразу после завершения боевых действий, говорят следующее: 23% россиян считают, что президент был недостаточно жестким, а 28% вообще ничего не знают о позиции Медведева. На этом фоне кремлевские идеологи жалуются на предвзятость западных СМИ, которые, по их мнению, слишком однобоко освещали конфликт в Южной Осетии.

Неравные силы

«Надо признать, что информационную войну Россия проиграла, — написал в своем блоге американский политолог Николай Злобин. — Поразительно, но никто из высших руководителей России так и не обратился напрямую к своему народу и миру с объяснением ее позиции. Не было обращения к нации. Не было объяснения, за что именно погибли миротворцы, посланные туда официальной Москвой, почему сотнями гибнут их соотечественники в Южной Осетии, а Российская армия открыто бомбит территорию соседнего государства».

В дни войны основными ньюсмейкерами Москвы стали заместитель начальника Генштаба генерал-полковник Анатолий Ноговицын и представитель России при ООН Виталий Чуркин. Несколько интервью и брифингов дал глава МИДа Сергей Лавров. Однажды выступил бывший министр обороны, а ныне вице-премьер Сергей Иванов. И все.

Грузия в этом плане подошла к войне намного грамотнее. «Я не могу вспомнить другого конфликта, в ходе которого так бы использовали CNN, — говорит профессор Колумбийского университета Линкольн Митчелл в интервью Moscow Times. — Можно было подумать, что у Михаила Саакашвили там есть собственное шоу». Посчитать количество интервью грузинского лидера в дни войны западным СМИ просто невозможно. Помимо него на постоянной связи с прессой было все грузинское руководство, начиная с премьера Ладо Гургенидзе и заканчивая последним чином в Министерстве обороны. По мнению Митчелла, Саакашвили раньше Москвы понял необходимость работать с западным общественным мнением, в то время как «Медведев выглядел советским аппаратчиком, а Путин — мафиози из фильма «Клан Сопрано». При этом и у Тбилиси, и у Москвы есть в США лоббистские конторы, в чью функцию входит работа с общественным мнением. По разным данным, Саакашвили такая услуга обошлась в $120 тыс., Кремлю — почти в $2 млн.

Граница на замке

Доступность руководителей страны стала при этом далеко не самым главным козырем в руках Тбилиси. В Гори с первого дня военных действий работал международный пресс-центр. По словам журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, оказавшегося в первые дни войны в Гори, под пресс-центр было отведено три этажа здания местного телевидения. «Там собрали западных журналистов. В первый день войны их было очень много — человек 50. Их вывозили на позиции, каждый час с оперативной информацией выходил глава пресс-центра, регулярно приезжал Дмитрий Санакоев (руководитель временной администрации Южной Осетии». — The New Times). Все они давали интервью на грузинском и английском«, — рассказал Стешин The New Times.

Иностранные журналисты, оказавшиеся в России, были совсем в иных условиях. Через российско-грузинскую границу в районе Рокского тоннеля их просто не пропускали, хотя для российской прессы никаких ограничений на перемещения в первые дни не было. «На границе мне сказали, что пересекать ее имеют право только граждане стран СНГ, и рекомендовали ехать обратно во Владикавказ», — сказал The New Times корреспондент китайского агентства «Синьхуа» Чжао Цзялинь. «Пограничники ссылались на какое-то российско-грузинское соглашение, по которому границу в зоне Южной Осетии не имеют права пересекать иностранцы», — дополнил его венгерский журналист Гергей Нилаш из газеты «Непсабадшаг».

Корреспонденту польского еженедельника «Пшекруй» Сергею Гречушкину удалось попасть в зону конфликта только благодаря российскому паспорту, но и он, вернувшись в Северную Осетию, провел пять часов в отделении милиции, пока оперативники выясняли его личность. Журналист агентства France Press приехал в Цхинвали еще за несколько дней до войны, а вот телеканалу CNN пришлось дожидаться, пока в столицу непризнанной республики доберется русский фотограф журнала Time: нормальной картинки CNN получить так и не удалось, в итоге в эфир вышел фотограф Time и слайд-шоу из фотографий. Ближе к завершению военных действий проблемы стали возникать и у российских журналистов, которым вдруг для работы потребовалась специальная аккредитация МИДа и ФСБ. А в это время, как свидетельствуют очевидцы, кремлевские и чекистские пиар-начальники без устали отмечали счастье мирной жизни далеко от Москвы в главной гостинице Владикавказа.

Блогокремль

При этом пропагандистскую кампанию внутри страны кремлевские пиарщики выиграли безоговорочно. Впрочем, внутри страны у них и конкурентов не было. Телевидение традиционно давало только одну точку зрения, приглашая в эфир даже врачей, которым по фотографиям возбужденного грузинского лидера предлагалось поставить ему диагноз.

Грузинские власти не остались в долгу: продемонстрировали свою «демократичность», отключив сначала от вещания российские телеканалы, затем и закрыв доступ ко всем сайтам с доменом ru, а в довершение прекратили вещание русскоязычного RTVI, после того как там прошло интервью министра иностранных дел Сергея Лаврова «Эху Москвы».

Российские хакеры еще раньше взломали правительственные сайты в Грузии. Уже 8 августа, через несколько часов после начала войны, хакерам удалось обвалить сайты президента и правительства, парламента, МИДа, МВД, Министерства обороны, Минфина и Национального банка Грузии. Посетители информационного агентства «Грузия Online» обнаруживали на главной странице издания фотографию Саакашвили в нацистской форме, при этом грузинскому лидеру были пририсованы гитлеровские усы.

Пожалуй, впервые полная победа была одержана кремлевскими пиарщиками в интернете. Наиболее активно кремлевские пропагандисты вели себя в эти дни в блогосфере. Особенно отличились сотрудники прокремлевского Фонда эффективной политики Глеба Павловского. В режиме информационных агентств они забивали ленты блогов новостями с фронтов, разбавленными откровенной пропагандой. Пропагандисты воспользовались тем, что интерес к новостям в обществе в эти дни был особо велик (рейтинги новостных программ на телевидении, несмотря на Олимпиаду, возросли в два раза). Популярность информационных блогов также была высока, а их посещаемость в дни конфликта вполне можно было сравнить с посещаемостью наиболее раскрученных интернет-СМИ. Завоевавшись, политтехнологи попытались даже устроить скандал вокруг фотографий агентства Reuters из Гори. Блоггеры из ФЭП утверждали, что фотографии с трупами грузин, погибших в результате российского авианалета, — подделка, и даже сфабриковали интервью с фотографом, которое якобы у него взял главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. В поддельном интервью фотограф подтверждал, что сделанные им кадры постановочные. На фальшивку отреагировали даже некоторые вполне серьезные СМИ, перепечатавшие новость о «проколе» Reuters. Распространению дезинформации не смогли помешать ни опровержение от самого Венедиктова (он этого интервью не брал), ни сообщение на официальном сайте агентства о том, что результаты внутренней проверки подтвердили аутентичность сделанных кадров.

Победа в блогах, конечно, никак не могла повлиять на международное общественное мнение, но стала одним из этапов победы на внутреннем информационном фронте. Осталось освоить международные технологии

Источник: www.google.raso.ru

(27.08.2008)

ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ

Глава SPN Communications о кризисе в PR и молодых специалистах

Что происходит с PR-отраслью в сложной экономической ситуации, как меняется индустрия и кто выигрывает в период сокращения коммуникационных бюджетов?

На вопросы PR-files отвечает Михаил Умаров, генеральный директор агентства Comunica.

Руководитель направления «PR и Продвижение» Фонда «Форум инноваций» в интервью PR-files об опыте и особенностях коммуникационной кампании Московского международного форума «Открытые инновации»