link3381 link3382 link3383 link3384 link3385 link3386 link3387 link3388 link3389 link3390 link3391 link3392 link3393 link3394 link3395 link3396 link3397 link3398 link3399 link3400 link3401 link3402 link3403 link3404 link3405 link3406 link3407 link3408 link3409 link3410 link3411 link3412 link3413 link3414 link3415 link3416 link3417 link3418 link3419 link3420 link3421 link3422 link3423 link3424 link3425 link3426 link3427 link3428 link3429 link3430 link3431 link3432 link3433 link3434 link3435 link3436 link3437 link3438 link3439 link3440 link3441 link3442 link3443 link3444 link3445 link3446 link3447 link3448 link3449 link3450 link3451 link3452 link3453 link3454 link3455 link3456 link3457 link3458 link3459 link3460 link3461 link3462 link3463 link3464 link3465 link3466 link3467 link3468 link3469 link3470 link3471 link3472 link3473 link3474 link3475 link3476 link3477 link3478 link3479 link3480 link3481 link3482 link3483 link3484 link3485 link3486 link3487 link3488 link3489 link3490 link3491 link3492 link3493 link3494 link3495 link3496 link3497 link3498 link3499 link3500 link3501 link3502 link3503 link3504 link3505 link3506 link3507 link3508 link3509 link3510 link3511 link3512 link3513 link3514 link3515 link3516 link3517 link3518 link3519 link3520 link3521 link3522 link3523 link3524 link3525 link3526 link3527
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ПУБЛИКАЦИИ

Прятки в тюрьме

Инесса Плескачевская для «Русского репортера», Пекин

Китайские блогеры демонстрируют силу, несмотря на цензуру

Уход Google из Китая спровоцировал новую волну разговоров о жесткой цензуре местного интернета. Однако мало кто знает, что даже в подобных условиях китайское интернет-сообщество становится все более влиятельным. Ему уже по силам инициировать уголовные расследования и добиваться преследования коррумпированных чиновников...

24-летний Ли Цяомин умер в тюремной камере, играя в прятки. По крайней мере, такую версию изложила администрация колонии: в прятки играли с закрытыми глазами, Ли натолкнулся на стену и разбил голову. Странно, но китайские пользователи интернета в инфантильность крестьянина, промышлявшего незаконной вырубкой леса, не поверили. И подняли такую волну, что власти провинции Юньнань, где находится колония, создали специальную комиссию. По настоянию заместителя директора отдела пропаганды провинции У Хао в нее включили несколько активных блогеров.
Расследование выявило, что Ли Цяомина насмерть забили сокамерники. В результате начальника СИЗО и заместителя директора полицейского бюро уезда уволили, три сокамерника Ли и два охранника пошли под суд. Впоследствии аналогичные комиссии с привлечением общественности власти создали в Шанхае и Нанкине (там нашлись свои любители «поиграть в прятки» в СИЗО).

У Хао, который лоббировал включение блогеров в комиссию, — новый тип китайского пропагандиста. Он первым в стране стал проводить в интернете пресс-конференции, он же отобрал 100 сознательных блогеров (самому младшему 17 лет, самому старшему — 66) в качестве добровольных советников местного правительства. Они ищут в Сети «резонансные» темы и рекомендуют правительству обратить на них внимание. «Каждый социальный вопрос обрастает слухами. Если власти оперативно не говорят с людьми, распространяемое в интернете общественное мнение может вызвать серьезные проблемы», — объясняет свои новации У Хао.

То есть, несмотря на серьезные цензурные ограничения, интернет в Китае постепенно становится едва ли не главной силой в борьбе против «морально разложившихся» чиновников и коррупционеров. Тут можно провести параллели с деятельностью российских блогеров. С той лишь разницей, что интернет-пользователей в Китае «чуть» больше, чем россиян — 384 миллиона. Видимо, даже для почти полуторамиллиардного Китая это критическая масса, которая позволяет количеству перейти в качество.

Одной из первых жертв интернет-кампаний стал директор районного управления по строительству восьмимиллионного города Нанкин Чжоу Цзюген. Началось с того, что в Сети появилась фотография безвестного чиновника, который курит сигареты по $20 за пачку, а на руке у него швейцарские часы стоимостью $14 тыс. Фотография вызвала такое возмущение, что чиновника сначала общими усилиями опознали, а потом, по сути, вынудили полицию начать расследование происхождения его доходов. И выяснилось, что Чжоу получил $164 тыс. взяток от застройщиков. Суд приговорил его к 11 годам тюрьмы. В камере он сейчас пишет книгу о том, как нелегко китайскому бюрократу избежать соблазнов. А в китайском интернете после этого развернулась целая фотоохота на чиновников, демонстрирующих уровень потребления, несопоставимый с их официальными зарплатами.

Не сказать, что чиновники очень рады такому вниманию. Давление и запугивание — стандартная реакция на активность блогеров. Так, в феврале шанхайский блогер Ван Шуай провел восемь дней в тюрьме по обвинению в клевете после того, как рассказал, что местные чиновники незаконно приобрели земельный участок. Но коса опять нашла на камень: под ответным давлением общественного мнения было проведено расследование, и обвинения с блогера сняли.

В последние недели в китайском правительстве обсуждается внесение изменений в закон об административном надзоре. Если их примут, контролирующие органы будут обязаны рассматривать критику и жалобы, которые публикуются на сайтах госорганов.

Хотя, конечно, потакание активности интернет-сообщества со стороны властей имеет свои пределы. Одно дело — получить с помощью интернета армию бесплатных помощников в борьбе с коррупцией, другое — людей, недовольных политической ситуацией в стране. Так, после кровавых столкновений китайцев и уйгур в Синьцзяне в июле прошлого года в автономном районе интернет просто отключили. А вместе с ним и СМС-сервис: якобы с их помощью и были организованы беспорядки. Интернет (хотя и весьма ограниченный, в основном дающий только возможность читать онлайн несколько китайских газет) возобновил работу в провинции всего пару месяцев назад, а возможность пользоваться электронной почтой восстановили только на днях.

pr-files.

(01.04.2010)

ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ

Глава SPN Communications о кризисе в PR и молодых специалистах

Что происходит с PR-отраслью в сложной экономической ситуации, как меняется индустрия и кто выигрывает в период сокращения коммуникационных бюджетов?

На вопросы PR-files отвечает Михаил Умаров, генеральный директор агентства Comunica.

Руководитель направления «PR и Продвижение» Фонда «Форум инноваций» в интервью PR-files об опыте и особенностях коммуникационной кампании Московского международного форума «Открытые инновации»