link5880 link5881 link5882 link5883 link5884 link5885 link5886 link5887 link5888 link5889 link5890 link5891 link5892 link5893 link5894 link5895 link5896 link5897 link5898 link5899 link5900 link5901 link5902 link5903 link5904 link5905 link5906 link5907 link5908 link5909 link5910 link5911 link5912 link5913 link5914 link5915 link5916 link5917 link5918 link5919 link5920 link5921 link5922 link5923 link5924 link5925 link5926 link5927 link5928 link5929 link5930 link5931 link5932 link5933 link5934 link5935 link5936 link5937 link5938 link5939 link5940 link5941 link5942 link5943 link5944 link5945 link5946 link5947 link5948 link5949 link5950 link5951 link5952 link5953 link5954 link5955 link5956 link5957 link5958 link5959 link5960 link5961 link5962 link5963 link5964 link5965 link5966 link5967 link5968 link5969 link5970 link5971 link5972 link5973 link5974 link5975 link5976 link5977 link5978 link5979 link5980 link5981 link5982 link5983 link5984 link5985 link5986 link5987 link5988 link5989 link5990 link5991 link5992 link5993 link5994 link5995 link5996 link5997 link5998 link5999 link6000 link6001 link6002 link6003 link6004 link6005 link6006 link6007 link6008 link6009 link6010 link6011 link6012 link6013 link6014 link6015 link6016 link6017 link6018 link6019 link6020 link6021 link6022 link6023 link6024 link6025 link6026
PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ИНТЕРВЬЮ

Лоббисты, выйти из тени

Лоббизм в России — больше, чем способ решения конкретных проблем. Это и своеобразные традиции построения отношений в системе бизнес-власть-общество, и магическая волшебная палочка, и могущественная реинкарнация «черного пиара» в глазах обывателей. При этом лоббизм на фоне всеобщего кризиса может похвастаться 10-15% ростом бюджетов, но по-прежнему остается вне правового регулирования. Запретить нельзя разрешить — эта дилемма уже более 15 лет обсуждается в обществе и профессиональных кругах, но так и не получилось придти к законодательному знаменателю. Как ограничить нелегальный лоббизм, вывести его из подполья, создать условия для общественного контроля рассказывает PR-FILES. RU председатель совета директоров группы компаний «Никколо М», сопредседатель комитета РАСО по GR Игорь Минтусов.

— «Функция» лоббизма, как способ влиять на принятие решений: какие действующие переменные и в каком «поле» она действует? И в каком смысле общество может быть заинтересовано в лоббизме?

— Если говорить об интересах широких социальных групп, то общество по большому счету не заинтересовано в лоббизме, потому что это всегда решения в пользу конкретной бизнес-группы. И с большой вероятностью, они не совпадают с интересами большинства, а возможно и противоречат им. Таким образом, речь может идти, например, о лоббизме некоего в этом смысле антиобщественного закона или подзаконного акта, который увеличивает чью-то личную прибыль — в противовес, скажем, бюджетным поступлениям.

Лоббирование — это решение достаточно узких вопросов одною из ветвей власти (включая судебную систему), которые являются объектом влияния. А субъектом, оказывающим его, могут выступать отраслевые ассоциации, общественные организации и институты, а также некоторые представители бизнеса сами по себе. В широком смысле слова и президент, принимающий решение поднять пенсию, действует в интересах определенной группы; и законодательная власть по определению лоббирует интересы своих избирателей. Поэтому строго говоря, стоит дать более узкие дефиниции лоббизма как вида профессиональной деятельности.

Вопрос по аналогии с PR: а может ли руководитель лично заниматься продвижением? Ответ: может, но это не является профессиональной лицензируемой деятельностью. И если говорить об отрасли и ее развитии (а сегодня GR показывает рост в 10-15% в годовом выражении), нужно создавать условия для профессии — от образования и лицензирования до общественного контроля.

И еще важный момент — на мой взгляд, общество заинтересовано в прозрачности и легальности всех видов деятельности. Должно быть понятно, кто и чем занимается, на основании чего, источники дохода, с которого уплачиваются налоги. Приведу напрашивающийся пример: Голландия и сфера сексуальных услуг, работники которой, как и все граждане, должны делать отчисления в казну. Если это теория меньшего зла — я за нее.

— В чем отличие лоббизма от коррупции и «административного ресурса»?

— Коррупция, в отличие от лоббизма, — это вид деятельности, который не попадает ни под разрешенную законом деятельность, ни под общественное одобрение. Хотя здесь есть интересный момент, не могу отказать себе в удовольствии сделать на нем акцент: какую роль играет общепринятая мораль. Для больших групп населения коррупция сегодня вполне приемлемое понятие. Когда говорят и пишут о том, что коррупция разъедает общество — имеется в виду не столько количество тех, кто берет зятки, сколько качественный переход этого количества — когда для подавляющего большинства вполне нормально, например, дать взятку гаишнику. Коррупция становится нормой жизни. Или вспомним нашу систему образования, где процветало «платное» поступление. С введением ЕГЭ коррупционная составляющая существенно уменьшилась, он разрушил один из ее базисных элементов. По-моему, люди, которые выступают против ЕГЭ, это те, кто раньше зависел от нелегальных доходов приемных комиссий — а я всегда внимательно слежу, кто эти «противники» и откуда.

То, что называется использованием «административного ресурса» — это часть профессиональной деятельности, связанной с государственным или муниципальным управлением. Для этих управленцев доходы, связанные с лоббизмом «нетрудовые», не предусмотренные их должностной инструкцией. Эти чиновники являются объектом лоббизма (в этом смысле эти 2 сферы тесно связаны), они достаточно часто повергаются искушениям выполнить действия в ущерб свои прямым обязанностям. Масштаб может быть разный. Из близкой мне практики можно привести пример, когда преподаватель ВУЗа, сам подрабатывая на выборных кампаниях, и своих сослуживцев «отпрашивал» почти в полном составе кафедры. Все в плюсе — кроме учебного процесса. К слову, речь идет о МГУ. Вот в чем проблема.

Другое дело, что не нужно путать government relations с лоббизмом. GR — это выстраивание долгосрочных отношений с органами власти, связанных не просто с решением конкретных вопросов, а с системными отношениями между властью, обществом и бизнесом.

— Услуги появились, а рынка нет? Конкуренция, лицензирование, сертификация, образование, Ассоциация — какие атрибуты уже есть, и что необходимо для развития цивилизованного лоббизма?

— Пока нет закона, нет главного — лицензирования. Рынок с одной стороны есть, а с другой его как-бы и нет, потому что он не легализован. Также и с конкуренцией. В каком-то смысле есть образование — если учитывать отдельные мастер-классы и программы бизнес-образования. Есть и Ассоциация, другое дело, она пока очень узкая, ее нельзя считать общеотраслевой структурой. Хотя само по себе объединение необходимо, чтобы обмениваться опытом, развивать профессиональные стандарты, вырабатывать навыки — и держать конкурентов на виду)

— Конфиденциальность и еще раз конфиденциальность — VS — всеобщая открытость: как должны решаться вопросы прозрачности, — насколько участники могут позволить себе работать по-белому?

— Я считаю, что представители лобизма не только могут, но и должны работать по-белому. Только недалекие или корыстные люди утверждают иначе. Это тоже такой вид общественной философии: все воруют, и я как все. До тех пор, пока референтная группа «друзей и знакомых» будет здороваться с коррупционером, зная об источниках его дохода, будет и коррупция. А пока нет такого показательного неодобрения, этот коррупционер находится в достаточно благоприятном поле действия общей морали, не переходя в некие субгруппы уже откровенно преступные. Кстати, там за чертой, в уголовном мире, нормы отношения к «своим» исключают «непрозрачность» и нечестность.

— Но пока не только в сознании простых обывателей, но и владельцев бизнеса, и представителей общественных структур понятие «лоббизм» носит негативный оттенок...

— Это не лоббизм плохой, это в обществе должны развиваться системные институты. Сначала ребенку прививают кривые стандарты поведения по философии: будь наглый, победителей не судят. Потом слышишь про чиновника, что он упакован, ему уже ничего не надо, какой смысл ему (коррупционный) ресурс предлагать — и в этих словах есть одобрение плюс тайная зависть. Или бизнесмен получает от банка отказ в кредите, потому что слишком честный, будет во время кризиса со всеми своими долгами расплачиваться. И может в итоге не хватить денег на возврат кредита банку. Это одной цепи звенья. Из таких маленьких историй и состоит моральная ткань общества. Это к вопросу об искаженных стандартах.

— Есть реальные предпосылки для легализации лоббизма? Отсутствие закона — показатель того, насколько общество заинтересовано в его появлении? Или бюрократические интересы сильнее?

— Есть единственный субъект, который в этом заинтересован — это общество. Должно быть... И каждый, насколько он является частью гражданского общества и воспринимает себя в качестве такового. Кто не заинтересован? — прежде всего коррупционеры, которые хотят сохранить в тайне источники своих доходов, говорят о невозможности или преждевременности принятия закона о лоббизме, с вероятностью 99% их можно по этой позиции вычислить. Эти доходы выйдут из тени как только появятся профессональные легальные лоббисты, которые будут отчитываться о своей деятельности.

— Можно ли вообще говорить об унификации процедур, механизмов в этой области?

— О том и речь, что в условиях легализации вся процедурная структура может быть поэтапно формализована. От мониторинга законодательства и исполнительных актов к постановке задач и планированию способов воздействия.

— Лоббизм как возможность сделать что-то в интересах бизнес-большинства: насколько возможна консолидация?

— Один из ярких примеров — это профсоюз страховщиков, который сформировал лобби, которое действует в интересах бизнес-сообщества большинства отдельно взятой отрасли. Или история с Законом о торговле — консолидация возможна, но всегда будут и проигравшие.

— Основной игрок на рынке влияний — государство, одна из возможных задач — показать свою социальную значимость (возможность выделиться): потенциал для роста корпоративной социальной ответственности?

— Корпоративная социальная ответственность возникла на Западе и возникла «снизу», чтобы компаниям хорошо выглядеть в глазах исполнительной и законодательной власти. Это можно только приветствовать. Потенциал роста КСО связан исключительно с моральными стандартами, которые существуют в бизнесе. В этом смысле важны амбиции политиков, возглавляющих министерства и ведомства, это их задача повышать значимость социальных проектов, когда они управляют конкретными функциями государства.

Если говорить о господдержке, я считаю действия в этой области неэффективными. Руководителям государства, с оглядкой на политические рейтинги, психологически сложно не давать людям то, чего они хотят, потому что есть реальные риски роста социальной напряженности. Это чистая политика, а лоббизм ее только подстегивает. Но и положительные сигналы натыкаются на бюрократическое болото, которое во всем ищет «свой интерес». Приведу пример: приняли решение укреплять госуправление новыми кадрами. Вроде бы на самом верху все списки чуть ли не самолично замглавы правительства просматривает. А в итоге в списке оказываются люди, вначале не прошедшие по формальным процедурам, но с подходящей биографией... Так что гони природу в дверь, а она войдет в окно.

Поэтому я считаю полезными все дискуссии о необходимости легализации лоббизма. Даю критерии «приличия» или «неприличия» для коллег и для общественности: не иметь соответствующего закона в лоббизме — неприлично.

Подготовила Оксана Климова

(28.12.2009)

ЖУРНАЛ

ПУБЛИКАЦИИ

Почти половина пиарщиков уверены, что их основная задача — обеспечение продаж. А главной трудностью в своей работе они назвали подготовку текстов

Как выглядят и какими должны быть профессиональные объединения PR-специалистов в России

Ассоциация Коммуникационных Агентств России провела новое исследование заработных плат в рекламной индустрии