PR-рынок России PR-рынок России
PR-рынок России

ИНТЕРВЬЮ

«Серебряный Лучник»: событие, факты, комментарии

Фадеева Елена – Член жюри Серебряного Лучника, Генеральный Директор агентства Fleishman-Hillard Vanguard

Какие проекты на Серебряном Лучнике произвели на вас особенное впечатление?
Я как член жюри могу говорить о том, что из года в год увеличивается количество очень качественных проектов. И в этом году по некоторым номинациям произошел качественный скачок – не только, с точки зрения эффективности, но и с точки зрения стратегии. То есть, многие компании рассказывали не только, почему они что-либо сделали, но и какие у них были при этом задачи, какие возникли сложности. Это очень здорово. Поэтому целый ряд победителей, которых мы сегодня объявим, вас очень порадует.

На ток-шоу прозвучала фраза, что «пиара в России нет». Как вы к этому относитесь?
Мне кажется, наличие пиара в России иллюстрирует, во-первых, большое количество качественных проектов, которое мы наблюдаем в этом году. Во-вторых, тот факт, что постоянно выпускаются сборники «50 лучших проектов» Серебряного лучника. Все это подтверждает, что пиар есть. Ну и количество профессионалов в этом зале тоже свидетельствует о том, что пиар в России более чем существует.

Скажите, каким вы видите Серебряный Лучник через год?
Я думаю, что возникнет больше проектов, в которых будут задействованы не одна, а несколько стран по коммуникациям. Также увеличится количество проектов, где большую роль будут играть социальные сети, интернет и так далее.

Насколько уровень проектов центральных регионов отличается от уровня провинции?
Здесь можно говорить скорее о переходе количества в качество. Дело в том, что федеральных проектов гораздо больше. Я имею в виду те, которые из Москвы идут на всю страну. Региональных проектов, которые выдаются не так много, но среди них есть тоже очень профессиональные.

Как вы относитесь к мнению, что у региональных проектов очень маленький бюджет, поэтому они делаю проекты более креативными?
Ну, на самом деле, креативность и бюджет не имеют прямой зависимости друг от друга. Но в случае некоторых региональных проектов так и происходит – бывает, бюджет небольшой, а потребность в креативе более высокая. Подобное случается и в Москве.


Максим Муссель, Директор по развитию ВЦИОМ, сопредседатель комитета по исследованиям РАСО

Какие проекты на Серебряном Лучнике на Вас произвели наибольшее впечатление?
Вы знаете, я, к сожалению или к счастью, принимал участие только в круглом столе. Но из тех проектов, о которых знаю, выделил бы проекты, выставленные на конкурс Якутией. Они оказались для меня наиболее интересны, понравились с профессиональной точки зрения. Мы взаимодействуем с ними и очень уважаем их как активных игроков - и не только пиара. Вообще, особенность этого региона заключается в том, что там все время активно проводят разработки, «рождается» креатив. Не знаю, насколько близки ребята к победе, но вот из тех проектов, с которыми мне удалось ознакомиться, эта яркая комплексная история нравится больше всего.

Какие у Вас впечатления от того, что здесь происходит?
На рынке пиара не так много профессиональных событий и Серебряный Лучник, - безусловно, одно из наиболее значимых. А может быть, и самое значимое. Не хочу никого обидеть, но даже на днях пиара, которые происходят в Москве регулярно, я не часто наблюдаю такого заинтересованного профессионального общения. И, не забывая о том, что Серебряный Лучник, в первую очередь, премия, все-таки отдельно отмечу, сколь много вокруг нее происходит интересного профессионального общения и это здорово!

А балтийский PR-weekend?
Безусловно, рассматривая немосковские мероприятия - это второе по уникальности. Но, на мой взгляд, проблема заключается в том, не в обиду господину Баранникову, что все-таки за долгие годы градус балтийского мероприятия немножко снизился. Градус не падает, а именно немножко снижается, а у Лучника напротив – повышается. Там больше молодых людей – это здорово, но меньше мэтров, меньше профессионалов. У Лучника я наблюдаю некоторый подъем.

А как Вы оцениваете практическую ценность ток-шоу, которое только что прошло?
А вот как раз оно меня и впечатлило, потому что, несмотря на большое количество общих слов, которое было сказано, такой состав специалистов, которые с интересом и большим желанием рассуждали бы о судьбе пиара, я уже давно не видел. Может быть, я что-то упустил в других местах, но на Серебряном Лучнике я услышал сочное емкое немного, конечно, формальное, но все-таки настоящее обсуждение.

А каким Вы видите Серебряный Лучник в будущем году? Может быть, хотите что-то пожелать?
Вы знаете, тут звучало много пожеланий. Я повторю грамотное мнение моего коллеги Влада Шулаева из Коммуникационного агентства АГТ, сопредседателя экспертного совета премии Серебряный Лучник о том, что пока нет формата, какой-то определенной системы координат представления подобного рода проектов. Есть интуитивное ощущение – давайте так расскажем, а давайте – эдак. Я бы хотел посоветовать участникам и, может быть, самому Лучнику, и Надежде Явдолюк скажу об этом отдельно, потратить методологические ресурсы на создание неких шаблонов, форматов, структур презентаций. Потому что это необходимо, потому что многие проекты проигрывают из-за того, что они не совсем правильно предоставляются. Хотя сами проекты, если бы о них рассказывали только на словах, – прекрасны.


Петр Лидов, член жюри конкурса, директор по связям с общественностью ОАО «МегаФон»

Скажите, какие проекты произвели на Вас особое впечатление?
Вы знаете, я как член жюри не хотел бы много распространяться. Вообще, как и в прошлые годы, есть много хороших работ. Мне всегда ближе, по душе, проекты региональные. И проекты, которые решают конкретную бизнес задачу. Собственно, с этой точки зрения я и смотрю на работы. Очень важно, чтобы у проекта были совершенно конкретные цели, потому что как раз в этом, мне кажется, и заключаются задачи, будущее и сила пиара. Если конкретный проект решает конкретную задачу, то есть является кампанией, у которой есть начало и конец, и эти цели понятны, – именно по ним и дают оценку. Это здорово. Таких проектов много, выделять кого-то конкретно я бы не хотел, подождем награждения.

Чем Вам более интересны региональные проекты? Наверное, потому что, к региональным проектам многие подходят с некоторой долей снисхождения, ожидают определённой трогательности, романтичности от них. На самом же деле региональные проекты бывают выполнены более профессионально, чем проекты федерального масштаба с большими бюджетами. К тому же, как правило, при отсутствии достаточного количества денежных ресурсов приходится быть более изобретательными.

А как Вы оцениваете практическую ценность ток-шоу, прошедшего только что?
Вы знаете, ток-шоу – это часть всего процесса. Я бы не стал выделять практическую ценность этого ток-шоу отдельно, потому что это, прежде всего, возможность дискуссии, невозможно какие-то вещи оценивать отдельно. В целом, такие события как Серебряный лучник, другие мероприятия, конечно, имеют важное значение для развития пиар-отросли, потому что кто как не мы на самом деле знаем, как жить и как развиваться дальше. Уникальность пиар-отрасли в том, что этот круг людей сам, по сути, определяет для себя тенденции на будущее. И с этой точки зрения, очень важно все то, что мы здесь видим, все представленные в этом году работы. Фактически, это база данных, это создание определенного бизнес стандарта в нашей отрасли. И, конечно, немаловажный факт – это возможность общения, потому что общение, собственно, и есть наша работа. Так что общаться, конечно, очень важно, и желательно регулярно.

А каким Вы видите Лучник через год? Каков Ваш прогноз на будущее?
Я выступаю здесь и представлю здесь свою компанию-спонсора. И, как я уже говорил в прошлом году, для нас важно помогать сообществу развиваться и, как минимум, я хотел бы видеть в будущем году больше спонсоров, не только компанию «МегаФон», но и других. Это, наверное, задача дирекции фестиваля, найти поддержку и со стороны других компаний. А нам, может быть, нужно даже выйти из состава.

Я хотел бы повторить вопрос прошлого года. Вы хотели поучаствовать проектами, а поскольку компания является спонсором, возникали некоторые тонкости в случае Вашего участия. Разрешилась ли эта проблема?
Проблема решается следующим образом – я лично не принимаю участие в голосовании по проектам. Хотя участвую в работе жюри. У нас в этом году был представлен один проект из Таджикистана, и я даже не присутствовал на его презентации. То есть, мы можем выставлять свои проекты, работы наших филиалов, но все равно отношение у людей остается скептическим, никто же не знает, что мы не влияем на результаты голосования, все, наверное, думают обратное. Если я сейчас, не дай бог, что-нибудь тут выиграю, все скажут: «А, понятно, заплатил!». Это, конечно, очень обидно, потому что у нас много хороших работ и есть, что показать. Ну, это не большая проблема, если люди хотят учувствовать, никто, конечно, не запрещает.
С другой стороны, если нам участвовать и выигрывать, то выигрывать так, чтобы ни у кого не возникло сомнений в чистоте победы. Это очень сложно, потому что у конкурса очень высокий уровень. Постоянно растет планка, все смотрят, кто был в прошлом году победителем, пытаются ориентироваться на них. Очень важно, чтобы так было всегда, это создает определенный профессиональный уровень. И вообще, мне кажется, люди, которые участвуют и представляют здесь свои работы – это люди героические. Ведь все надо написать, нарисовать, сделать презентацию, прислать, прийти, да что тут рассказать. Молодцы!

Они не ленивые.
Я считаю не ленивые - уже героические. Может, я по себе сужу?


Борис Еремин, член жюри «Серебряного Лучника», президент российского отделения Международной рекламной ассоциации

Какие проекты в этом году на Вас произвели особое впечатление?
Знаете, мне всегда нравятся умные проекты. Особенно, когда они умные. Это не только PR ума, но также и тяги к тому, чтобы умнеть. Это всегда хорошо. В этом году представлен замечательный проект научно-популярного кино.

Т.е. это то, что запомнилось больше всего?
Нет, не только проект. Были еще и замечательные книги, поэтому было трудно решить, кто победитель.

На ток-шоу Вы сказали, что пиара в России нет. Пару слов об этом.
Я уж последние лет 15 об этом говорю, 20… Это нормально. В России общество, PR - это рыночный инструмент. У нас полноценный рынок? Нет. Значит, тогда и все остальное неполноценно. У нас в стране еще нет высоко конкурентного рынка, а есть некая конкуренция административных СМИ. Сейчас так и пишут: «СМИ есть административные и независимые». Какой может быть в этом смысле PR? Если у нас есть такой закон о рекламе, какой мало где есть? Где то, что называется пиаром, попадает под определение рекламы, а значит, сколько ты не делай ивента, про него в СМИ не напишут, потому что им же потом скажут: «Вы нарушили закон о рекламе. Заплатите налог, даже если вы не взяли с них денег».
Не всякая торговая марка – бренд, но все себя хотят называть брендом. Поэтому давайте будем честными. Брендинг нужен для того, чтобы ты если и не стал еще брендом, то стал для рынка и для своих потребителей лучше. Нужно стараться делать PR-проект. Пусть он еще не будет полноценным пиаром.
Вот это все в комплексе и позволяет говорить, что у нас есть PR как масштабное индустриальное профессиональное пространство. Но отдельные проявления и тенденции выдают в нем подростка. Он обязательно повзрослеет, но нам всем нужно себя вести так, будто он уже взрослый, или нам нужно помогать ему становиться взрослым, умным и красивым.

Как Вы думаете, через сколько лет подросток достигнет 18-21 года?
Я не хочу уж слишком ориентироваться на любимого мной Александра Сергеевича, который писал в свое время: «Лет через 500 дороги, верно, у нас исправятся примерно». Надо понимать, что на это просто требуется время, это зависит и от нас в том числе. Если мы не будем сидеть и ждать, что что-то само по себе произойдет - со СМИ, обществом, очень многими явлениями в нашем жизненном пространстве, - то это будет чуть раньше, а если мы не будем ничего делать, то и 500 лет не хватит. Надо быть лягушкой, которая пытается взбить масло, даже если там, возможно, вода, потому что хуже обратное. Ты не взбиваешь, думая, что там вода, а это было молоко и ты упустил возможность.

Уровень работ с каждым годом меняется?
Он колеблется. Многие проекты реализованы далеко не в этом году. Кто-то решился подать проект раньше, а кто-то не осмелился, потому что проект не закончился или не надеется на победу. Жизнь многообразна. Надо смотреть на большие отрезки.

По работам чувствуется, как жила Россия на протяжении этого года?
Я бы сказал так, по работам за многие годы «Лучника» видно как менялась жизнь России. Внутри года это не так заметно.

Наталия Мандрова, член жюри «Серебряного Лучника», Генеральный директор агентства Primum, Председатель IABC/RUSSIA

Какие проекты у Вас оставили большие впечатления?
Я не являюсь членом Экспертного совета, члены которого занимаются изучением проектов. Я была лишь на некоторых презентациях, поэтому не могу дать полную оценку, чтобы не обидеть номинантов. Могу лишь отметить общий недостаток, который я успела заметить. Мне кажется, что участникам конкурса надо уделять больше внимания пяти составляющим проектов. Потому что видно, что проекты интересные, проекты содержательные, видно, что в них есть импульс внутренний, такой вот содержательный ценностный импульс, но когда ты их слушаешь, очень часто вот эта коммуникационная составляющая ускользает. Т.е. участники недостаточно фокусируются на целевых аудиториях, не объясняют выбора инструментария, работу с этими целевыми аудиториями и в общем-то довольно слабо прорабатывают результаты своих PR-проектов. Именно поэтому, когда происходит оценка, очень часто невозможно отделить вклад собственно коммуникации от вклада других факторов достижения результатов. Это «смазывает» ощущения от проектов, т.е. к этому нужно относиться более, на мой взгляд, внимательно.

Интересно, насколько растет планка проектов из года в год? Понятно, недостатки есть и всегда будут, наверное.
В целом рынок, безусловно, профессионализируется и, безусловно, вместе с этим происходит профессионализация работ, которые подаются на конкурс. Я бы сказала, что самое главное, это не просто повышение планки, а то, что подается все больше и больше работ, которые находятся на определенном уровне стандарта. Пять-десять лет назад можно было увидеть огромный разброс в качестве. Были очень качественные красивые работы и работы - не скажу, ученические, - но сделанные на, скажем, проходном уровне. Сейчас уровень работ в среднем высокий и это намного лучше, он выровнялся. Вот это, я считаю, показатель развития премии.

Насколько Вы оцениваете практическую ценность ток-шоу как его участник?
Я считаю, что это очень хороший формат, который придумал «Лучник». По сути это возможность для широкого сообщества видеть живую практику, причем в том объеме, в котором ее не представляет никто: ни одна конференц-площадка, ни одна ассоциация. «Лучник» - это банк кейсов, сюда очень интересно прийти, посмотреть, что делают коллеги в разных направлениях. Это единственный формат, при котором можно увидеть действительно живую практику.

Как Вы видите «Лучник» через год? Что бы хотели изменить?
Мне кажется, что «Лучник» развивается очень чутко. Поэтому и существует проект так долго. Рынок уже немыслим без него. Во многом это связано именно с тем, что он чувствует тренд, в каком направлении ему надо развиваться, он видит слабые места и в организации конкурсной процедуры, и в организации судейства и т.д. - и постоянно развивает эти факторы. Это очень важно и в этом году, как член жюри, я могу сказать, что мы увидели несколько моментов таких очень важно.
В этом году мы столкнулись с ситуацией, когда номинанты не могут по той или иной причине подтвердить статус своей работы. Очевидно, что надо переходить к подтверждению проектов со стороны заказчика, официального подтверждения, что действительно эта работа была заказана, что заказчик не возражает против того, что она номинируется. Это очень важно, потому что это сразу же фиксирует статус работы с одной стороны. С другой стороны, очевидно, что нужно стандартизовать сам формат подачи, потому что приходят очень большие работы, очень объемные и работы очень маленькие, лаконичные. И мне кажется, что «Лучнику» нужно идти в сторону расширения набора номинаций, потому что очень трудно оценить комплексные проекты вместе с проектами роликов или брошюр и т.д. Они просто несопоставимы между собой.
Впрочем, я не думаю, что с этим возникнут сложности. Жюри, попечительский совет, исполнительная дирекция находятся в постоянном контакте. Как раз это и позволяет постоянно развивать премию, совершенствовать ее.
(18.02.2013)

ЖУРНАЛ

ДНИ РОЖДЕНИЯ

Голубцова Юлия
- 23 августа
Иванова Анна
- 24 августа
Ерохова Мария
- 26 августа
Патрушева Мария
- 26 августа
Инякин Андрей
- 27 августа

ПУБЛИКАЦИИ

Генеральный директор агентства PR Partner Инна Алексеева о тенденциях, которые обсуждались на саммите пиар-агентств LEWIS в Лондоне

Прислушайтесь к себе, напрягите память: сколько названий торговых марок вы запомнили благодаря рифмованному слогану?

Удается ли это сделать только за крупные, пугающие гонорары, или у event-специалистов есть иные приемы по «завоеванию» звезды?

ПОДПИСКА НА НОВОСТИ

ваш email: